Ценности современного информационного общества

Ценности современного информационного общества

Статья просмотрена: 17817 раз

Библиографическое описание:

Челомбицкая М. П., Лавинский Н. Г. Ценностные ориентиры современного общества // Молодой ученый. — 2011. — №12. Т.1. — С. 198-201. — URL https://moluch.ru/archive/35/4016/ (дата обращения: 23.03.2020).

Современная цивилизация выделяет свои приоритеты и систему стандартов, которые порождают новую культуру мышления, позволяющую формализовать отношение к реальности.

Технократы считают, что понятие ценности только вносит субъективный хаос в человеческую деятельность. Бытие становится иррациональным, неупорядоченным и неуправляемым. Выявление четких законов общественного развития и человеческого поведения, истинное их познание может, по их мнению, больше принести пользы, чем туманные рассуждения о неких ценностях, истинность которых, в силу их субъективности, установить практически невозможно. Социально-историческое время является тем критерием, который устанавливает жизненность тех или иных ценностей, производит их «естественный» отбор. Такие ценности закрепляются в общественном и индивидуальном сознании как «правда жизни» или, иными словами, как социальная истина.

Утеря ценностных ориентиров, случившаяся в результате кризиса христианства Нового времени, считает Г.С. Киселев, в итоге привела к образованию массового общества. Для него характерно, в первую очередь, господство масскультуры, т.е. вытеснение подлинной культуры на периферию жизни и предпочтение технических достижений цивилизации. «Безрелигиозные системы ценностей для человека не абсолютны, а относительны и потому в лучшем случае недейственны. Сегодня происходит вытеснение высокой культуры массовой или псевдокультурой, которая фактически вообще не признает необходимость ценностной системы, в результате чего нравственный релятивизм легко переходит в нигилизм» [1]. Именно псевдокультура играет основную роль, как в социализации человека, так и в дальнейшем формировании личности. Семья, школа в наше время не вполне реализуют функцию воспитания настоящей культуры, они не в силах конкурировать с масскультурой по целому ряду причин. Современная массовая культура является основным источником ценностей современной молодежи. Отсутствие нацеленности социальных институтов на нравственное воспитание дает свои результаты – духовную пустоту человека. Нравственная дезориентация формирует человека, открытого злу. Такого человека можно повернуть в любом направлении, в том числе и на преступления против жизни. Человек масскультуры – стихийный материалист–сенсуалист. Поскольку он живёт преимущественно материальными заботами, то и вопрос о смысле жизни, если он возникает, решается им в прозаическом ключе: вырастить сына, посадить дерево, построить дом, больше иметь денег, чтобы полнее удовлетворять чувственные запросы плоти.

Массовая культура имеет еще одно определение – «потребительская». Одной из основных ценностей является культ потребления, подаваемый как единственно возможный стиль жизни. Культ вещизма, получение удовольствия, желание «обладания» превратились для массы людей в смысл жизни. По мере научно-технического и информационного прогресса происходит обездушивание человека, и, следовательно, образуется философско-антропологический кризис. Человек созидающий превращается в человека потребляющего, а бытие, как творческое существование, становится сферой потребления. Жизнь человека приобретает четко ориентированный вещественный статус. Люди не только изобретают новые способы удовлетворения своих реально физических нужд, они также изобретают новые «нужды» — вещи несущественно важные для физического выживания, но сильно желаемые. Они убеждены, что не могут без них прожить. Автомобили и телевизоры стали для многих важны также как пища, одежда и кров — вещи, удовлетворяющие их реальные потребности. Люди заразились материальной жизнью. Сегодня процветают вещизм, утилитаризм, отрицание морали, жестокость, бездуховность.

Сегодня существует риск культурной унификации, «американизации» и «вестернизации», т. е. утверждения в качестве всеобщих культурных универсалий системы ценностей американской и западноевропейской культуры, активно внедряющихся посредством широкого распространения СМИ. Телевидение колонизирует разум людей и насаждает ложные ценности, такие, как гедонизм и вседозволенность. Вся структура рекламы основывается на обманчивой доступности предлагаемых товаров и услуг, что неосознанно приводит людей к представлению о жизни как о фантастическом мире, где все можно получить без особых усилий. Миллионы людей-роботов покупают определенные товары, повинуясь подсознательной информации, введенной рекламой в их мозг. Многие полностью теряют мораль, становятся преступниками, подражая героям кино и телевидения, повторяя преступления, смакуемые прессой. Часто в фильмах и телепередачах наглядно показывают, как лучше украсть, обмануть, ограбить. Люди утрачивают понимание того, каким должен быть человек. Внимание уделяется только имиджу, внешности и наличию материальных благ. Происходит подмена ценностей, когда о людях судят по тому, что у них есть, а не по тому, кем они являются. Люди все больше приобретают качество «иметь», утрачивая при этом свойство «быть» людьми с большой буквы. Опасность оглядки на Запад заключается не только в том, что россиянам навязываются новые жизненные и моральные образцы, а также в том, что искусственно разрушается историческая социокультурная система России, складывавшаяся веками. Вместо родной речи, богатой пословицами и поговорками наш язык засорен иноземными словами и блатным жаргоном.

Под угрозой разрушения находится то, что столетиями создавали интеллект, дух и талант нации — разрушаются старинные города, гибнут книги, архивы, произведения искусства, утрачиваются народные традиции мастерства. Мы живем в обществе ценностей, где принцип «культурного» нигилизма и отрицания культуры выдается чуть ли не за идеал.

Современное общество также ознаменовано активным процессом стилеобразования, характеризующимся, с одной стороны, появление новых для россиян культурных стилей, проникающих как с Запада, так и с Востока, а с другой стороны, стремлением современного человека идентифицировать себя с те или иным стилем жизни. Сегодня можно наблюдать такой феномен, как имитация стилей жизни иерархически других социальных групп. Особенности стилеобразований внутри русской культуры идентифицируются россиянами, заставляют пересматривать свои установки, нормы, традиции, что в целом приводит к появлению новых ценностей, способов и стилей жизни, языка искусства, моды, языка «говорения». Речевые проявления в повседневности сегодня — символ, знак, своеобразный имидж человека в массовом обществе. Сильные интонации, определенная вульгарность, простонародные выражения и инвективы составляют суть и смыслы бытового устного разговора, который, безусловно, отличается от письменного языка и от требований персонально сложившейся терминологии повседневно практической деятельности.

Так, Э. Тоффлер утверждает, что средства коммуникаций индустриального общества создали большое количество образцов – имиджей. Индивиду остается одна главная функция – выбирать из имеющихся образцов. Небывалый темп инноваций, породивший трактовку информационного общества как инновационного, настолько велик, что не оставляет человеку шансов осилить поставляемую информацию. Он теряет ориентацию и не может сделать выбор, в связи с чем останавливается на разовых предметах потребления, начиная с образцов одежды и заканчивая предметами искусства [2].

Сегодня рождается новый зритель, читатель, который, подвергаясь влиянию массовой культуры, требует другого искусства, которое должно вызывать у него не эстетические, а социальные эмоции. «Феномен моды в условиях массовой культуры становится «своеобразным орудием насилия, заставляя вместе с рекламой следовать ей независимо от желаний и финансовых возможностей» [3]. Нельзя не согласиться с У. Беком, что в классовых обществах бытие определяет сознание, в то время как в обществе риска сознание определяет бытие. [4].

На ценностные ориентации современного человека также влияют инновации. Радикальные инновации, преобразующие современную действительность, связаны с последней информационно-технологической революцией. К их числу следует отнести мобильную телефонную связь, электронную почту, глобальную информационно-коммуникативную сеть Интернет, различные реформы в политике, образовании, производство новых товаров, услуг и т.д. И человек приспосабливается к ним. Это весьма нетривиальная трансформация социальной реальности. Она влечет за собой изменения в различных сферах
человеческой жизни. Многие исследователи, в том числе Т.А. Бондаренко, уверены, что, например, «в условиях все нарастающей виртуализации общества формируется личность с принципиально новыми социальными чертами и поведенческими проявлениями» [5]. Культура и искусство приобретают черты дегуманизации и демонизации. Нарушается
исторический процесс культурной преемственности. Конфликт поколений трансформируется в их разобщенность и утрату национальных традиций. Молодежь ежедневно сталкивается с огромным потоком массовой пропаганды, впитывая далеко не гуманную информацию. По большей части эта негативная информация зомбирует личность, вырабатывает конкретные отрицательные установки, не развивает у нее позитивного мышления, что впоследствии влияет на ее действия и поступки.

Читайте также:  Как рассчитать сопротивление для понижения напряжения

Все это приводит к апокалипсическому настроению, ощущению завершенности истории, затерянности в мире, который воспринимается как чужой и враждебный. Современный человек, запутавшись в ценностях или не найдя их, оказывается в экзистенциональном вакууме. Это состояние особенно характерно для современной молодежи. Традиционные и укоренившиеся ценности разрушаются, а новые не каждый индивид способен распознать: положительное или отрицательное они несут в общество. Экзистенциональный вакуум связан со смыслообразующими ценностями: смыслом жизни, самореализацией и нравственным становлением жизни. Новое поколение сталкивается с обновлением культурных смыслов, с нормотворчеством. Потеря ценностей ведет к поиску нового, а чаще – к бегству от действительности. Молодежи, как впрочем, и всему обществу присуща растерянность, непонимание происходящего. Часто молодому поколению приписывают такие черты, как жесткий прагматизм, социальную незрелость, инфантилизм, агрессию. Доминантой их жизненных ценностей и поведенческих приоритетов является материальное благополучие. Жизненный успех связывается с предприимчивостью, умением заработать деньги, а не с талантом, знанием и трудолюбием. Переход общества к рыночным отношениям требует новых моделей поведения. Такие жизненные принципы, как «лучше быть честным, но бедным», «чистая совесть – важнее благополучия» заменились на «ты – мне, я – тебе», «время – деньги», «успех – любой ценой» и др.

Что касается семейных ценностей, то на первое место ставится независимость, карьера, положение в обществе. Семья же отодвигается в далекую перспективу, после создания успешной карьеры. По мере взросления меняются и коммуникативные ценности. Отношение к близким приобретает все более корыстный, коммерческий характер. Эгоистичный индивидуалистический настрой (сам за себя) ставится выше гуманных отношений, взаимопонимания, и взаимопомощи. Ориентация молодежи направлена на индивидуальное искусство жизни, в котором не предполагается заботы о родине, родителях, детях.

Западная культура по своей сути дегуманистична. Она формирует базовые ценности неолиберализма: бездуховность, эгоизм, успех и наживу любой ценой, жестокость и агрессивность в отношениях между людьми и социальными общностями. Эта культура также разрушает национальное общественное сознание. Очевидно, что эту культуру вытеснить из общекультурного поля сегодня невозможно. Наиболее целесообразно – использовать ее достижения в конструктивном направлении, развивать национальную развлекательную индустрию с ее гуманной духовной направленностью, минимизировать ущерб национальных духовных ценностей со стороны американской экспансии.

В современных условиях становится ясным, что человечество способно выжить, лишь воссоздав и поставив в центр своего существования систему абсолютных ценностей.

Киселев Г.С. Смыслы и ценности нового века.//Вопросы философии № 4. – 2006. – C . 3-12.

Тоффлер Э. Метаморфозы власти: пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2002. – 669 с.

Мотрошилова Н.В. Идеи единой Европы: традиции и современность. //Вопросы философии № 11, 12. – 2004. – С. 3-18.

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Никитин Григорий Михайлович

В современном обществе практически невозможно представить жизнь современного человека без информационно-коммуникационных технологий. Интернет, средства телекоммуникационной связи, виртуальная реальность прочно внедрились в жизнедеятельность современного человека. Но нельзя забывать про «духовные ценности» в современном « информационном обществе ». Несмотря на общедоступность многих сетевых ресурсов, которые можно получить практически сразу или оплатив определенную сумму денежных средств, нельзя забывать, что «духовные ценности» невозможно купить или продать «как товар». «Духовные ценности» необходимо воспитывать в каждом человеке.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Никитин Григорий Михайлович

SPIRITUAL VALUES IN THE MODERN POST-INDUSTRIAL (INFORMATIONAL) SOCIETY

In modern society, it is almost impossible to imagine the life of a modern person without information and communication technologies. The Internet, telecommunications, virtual reality are firmly embedded in the livelihoods of modern man. However, we should not forget about «spiritual values» in the modern «information society». Despite the general availability of many network resources that can be obtained almost immediately or by paying a certain amount of money, we should not forget that «spiritual values» could not be bought or sold «as a commodity». «Spiritual values» must be brought up in every person.

Текст научной работы на тему «Духовные ценности в современном постиндустриальном ("информационном") обществе»

ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ («ИНФОРМАЦИОННОМ») ОБЩЕСТВЕ

12.2. ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ («ИНФОРМАЦИОННОМ») ОБЩЕСТВЕ

Никитин Григорий Михайлович, кандидат философских наук, доцент ВАК, доцент кафедры философии Место работы: Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина

Аннотация: в современном обществе практически невозможно представить жизнь современного человека без информационно-коммуникационных технологий. Интернет, средства телекоммуникационной связи, виртуальная реальность прочно внедрились в жизнедеятельность современного человека. Но нельзя забывать про «духовные ценности» в современном «информационном обществе». Несмотря на общедоступность многих сетевых ресурсов, которые можно получить практически сразу или оплатив определенную сумму денежных средств, нельзя забывать, что «духовные ценности» невозможно купить или продать «как товар». «Духовные ценности» необходимо воспитывать в каждом человеке.

Ключевые слова: информация, информационное общества, виртуальная реальность, духовные потребности, материальные потребности.

SPIRITUAL VALUES IN THE MODERN POST-INDUSTRIAL (INFORMATIONAL) SOCIETY

Nikitin Grigory M., PhD, associate Professor of VAK, associate Professor of philosophy Place of employment: Kuban state agrarian University named after I. T. Trubilin

Abstract: in modern society, it is almost impossible to imagine the life of a modern person without information and communication technologies. The Internet, telecommunications, virtual reality are firmly embedded in the livelihoods of modern man. However, we should not forget about «spiritual values» in the modern «information society». Despite the general availability of many network resources that can be obtained almost immediately or by paying a certain amount of money, we should not forget that «spiritual values» could not be bought or sold «as a commodity». «Spiritual values» must be brought up in every person.

Keywords: information, information society, virtual reality, spiritual needs, material needs.

Формирование постиндустриального (информационного) общества началось во второй половине ХХ века, когда вследствие научно-технического прогресса произошла перестройка сфер жизнедеятельности человека.

Многие западноевропейские и русские философы и социологи размышляли о данном этапе общественного развития: Д.Белл, Э. Тоффлера, Ж. Фурастье, М. Кастельс.

Читайте также:  Готика 3 рунак на карте

Белл Д. писал, что «в настоящем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях» [2].

Американский философ Э.Тоффлер утверждает, что современное постиндустриальное общество основывается на знаниях (на достижениях научно-технической революции), но данные знания необходимо довольно быстро распространять, а для это необходима «сверхразвитая сеть коммуникаций» [11].

Кастельс М. пытается доказать, что массовая аудитория «уходит», возникают интерактивные сети и называет это состояние «конец реальной виртуальности» [7].

Фурастье Ж. пытается в своих работах показать различие между индустриальным обществом и постиндустриальном обществом. Доказывает, что в развитии общества должны играть важную роль как материальные, так и духовные ценности. Если «духовные ценности» исчезнут, то общество превратится в «холодную безликость» интеллектуальной науки [12].

Информационная эпоха по новому представляет фундаментальные (вечные) вопросы бытия, человече-

В информационную эпоху возникает новый феномен социального бытия — «виртуальная реальность». В настоящее время «виртуальная реальность» является неоспоримой данностью нашего времени, без которой невозможно полноценное существование человеческой личности.

«Виртуальная реальность» с одной стороны, является частью «объективной реальности», а с другой — противоположна (антиномична) «субъективной реальности». Это означает, что никак нельзя рассматривать «виртуальную реальность» как некую вымышленную, «фантазийную», субъективную реальность. «Виртуальная реальность» позиционирует себя как часть «объективной реальности», в которой существуют или без которой не существуют (можно сказать практически «живут») многие представители современных профессий (блогер, онлайн-программист, веб-дизайнер).

Любые компоненты «виртуальной реальности» созданы из объектов «материальной реальности»: жесткие диски, флэшки, карты памяти и т.д.

Современная «виртуальная реальность» создает практически равнозначную («дополненную») объективную реальность. В «виртуальном мире» материальные объекты обретают способности моделировать субъективную реальность человека.

Современному человеку достаточно сложно ориентироваться в таком «потоке информации», так как данный «поток информации» выступает как бы посредником между самим человеком и объектом материального мира. В данном случае «виртуальная реальность» еще более усложняет взаимоотношения

между людьми, так как большинство люде предпочитает в настоящее время не «живое общение», в «опосредованное» («виртуальное») общение (мессендже-ры, социальные сети).

«Виртуальная реальность» оказывается современному человеку неоценимую помощь в информированности и доступности информации. Но есть и отрицательная сторона «открытости» информации: в современном мире возможно практически все узнать про любого человека, проанализировав информацию, размещенную в социальных сетях или иных общедоступных серверах.

Информационная база в современном мире невероятно разрослась, с одной стороны, увеличился доступ к информации, но, с другой стороны, — перерабатывать информацию достаточно сложно и проблематично. Современному человеку очень сложно усваивать и интерпретировать бесконечный поток информации (информационный массив).

Довольно часто современный человек попадает в какой-то заранее запрограммированный порядок, то есть можно сказать, что становится даже «жертвой глобального потока информации», иногда не структурированной и даже бессистемной.

В этом случае можно говорить об утрате современным человеком некоторых духовных ценностей (любви, дружбы, сострадания, милосердия и т.д.). Внутренний (духовный) мир современного человека постоянно изменяется под воздействием информационного общества. Большинство изменений «деформируют» и причем очень серьезно внутренний (духовный) мир современного человека. Современный человек желает чувствовать себя индивидуальностью, но совершенно утрачивает способность к критическому суждению и рефлексии.

Духовный мир современного человека подвержен постоянным «информационным стрессам», навязыванию совершенно различных стилей и способов человеческого поведения. Например, «дружба» во все времена понимаемая практически одинаково в эпоху «информационного общества» «растворяется» в общем информационном потоке. Многие духовные феномены теряют свою идентичность, духовные феномены «растворяются» в угоду толпе.

В СМИ акцент в основном на шоу-программы, касается ли это политики, или вопросов познания, даже личную семейную жизнь человека делают «объектом шоу».

В современном информационном мире много пишут, говорят, обсуждают духовные ценности (моральные, нравственные ценности), но в большинстве случаев это является лишь только очередной «информацией» для людей. Духовные ценности нельзя просто обсуждать, их необходимо «взращивать» в каждом человеке с младенчества.

Но довольно часто обсуждения в СМИ не приходят к результату, так как такие обсуждения можно вполне назвать «полемикой», но никак не «дискуссией».

Во многом изменились духовные ценности современного человека после 1990-х годов, когда в России происходили кардинальные перемены в социально-политическом и экономическом укладе страны.

Многие люди не смогли сразу (одномоментно) осознать и понять суть изменений после 1990-х годов, поэтому, с одной стороны, оказались «отброшены» на несколько лет назад, с другой, — духовные ценности этих людей претерпели такие сложные изменения, что иногда даже сложно говорить о состоянии «духовно-

сти» у данной личности.

Теперь большинство людей осознает, что мировоззрение человека не сможет одномоментно измениться, для формирования мировоззрения человека должно пройти определенное время.

Каким образом индивид может стать личностью? Вопрос, который задает психология, философия сегодня. Традиционно данный вопрос представлен: «Как можно стать успешной личностью?». Возникает вопрос: «Связан ли успех с формированием духовных ценностей современного человека?». Вполне вероятно: «Успешный человек изначально знает все духовные ценности».

Приведем основные «духовные ценности», которые не утратили своего значения и в современном постиндустриальном («информационном») обществе: мудрость, милосердие, сострадание, любовь, дружба, счастье, терпимость (на Западе модно называть «толерантность») и т.д.

Ни в коем случае законы товарно-денежных отношений не должны вмешиваться в формирование «духовных ценностей», иначе «духовная ценность» будет восприниматься как нечто «оторванное» от настоящей жизни.

Возникает парадокс «информационного общества»: чем больше информации порождает современная информационная эпоха, тем более беззащитно ощущает себя современный человек. Многие философы называют данное явление — «тотальной информационной атакой» на сознание современного человека.

Современное информационное общество наиболее емко отражает все общественные процессы, происходящие в различных сферах жизнедеятельности человека: социально-экономические процессы, морально-политические процессы, интернациональные и международные процессы и т.д.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 86,35%.

1. Агацци Э. Идея общества, основанного на знаниях // Вопросы философии. — 2012. — № 10. — С. 3 — 19.

2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. — М.: Academia, 1999. — 956 с.

3. Белошистая А. В., Жукова О. Г. Организация ручного труда как способ развития мотивации ребенка // Вопросы психологии. — 2008. — № 2. — С. 154 — 159.

4. Васильева Т. С., Орлов В. В. Социальная философия. -5-е изд., перераб. и доп. -Пермь: Перм. гос. ун-т, 2011. -352 с.

5. Винер Н. Кибернетика. — М.: Главная редакция изданий для зарубежных стран издательства «Наука», 1983. — 344 с.

6. Гриценко В. С. Теория постиндустриального общества в современной зарубежной науке. — 2-е изд., доп. и испр. -Пермь: Пермский гос. ун-т., 2010. — 204 с.

7. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культу-ра. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

8. Масуда Й. Информационное общество как постиндустриальное общество. М., 1983.

9. Рогожкина И. Б. Развивающий эффект обучения программированию: психолого-педагогические аспекты // Психология. Журнал Высшей школы экономики // Т. 9. — № 2. -2012. С. 140-148.

Читайте также:  Караоке песни с исполнением

10. Тапскотт Д. Электронно-цифровое общество: плюсы и минусы сетевого интеллекта / Дон Тапскотт, пер. с англ. И.Дубинского, под ред. С. Писарева. — Киев, ITN Пресс; М.: Рефл-бук, 1999.

11. Тоффлер Э. Третья волна. М., 1980.

12. Фурастье Ж. Технический прогресс и капитализм с 1700 по 2100 год. // Какое будущее ожидает человечество? Прага: «Мир и социализм», 1964. с.157-159.

Ценности информационного общества не существуют отдельно и независимо от ценностей «просто» общества. Происходящие сегодня ценностные трансформации имеют сложный характер и не могут быть поняты однозначно как прогрессивные или деградационные. Осознание и осмысление изменений включает «переоценку ценностей», которая может принимать вид революционного отрицания основ прошлой жизни, но может выражаться в интерпретациях изменений как новых форм реализации давно известных ценностных установок. Культурные стратегии, развиваемые в этих условиях, варьируются в диапазоне от направленных на поддержание и оправдание всего нового (ибо «новое лучше старого» и «противиться новизне бесполезно») до строго охранительных, ставящих целью консервацию традиционных ценностей данного народа или данной религии. Следует отметить, что в академической философии подобные крайние варианты становятся лишь предметом анализа, но не основой позиции, занимаемой исследователем. Тем не менее философы, рассматривая информационно-технологическое развитие в широком культурном контексте, склонны акцентировать внимание на изменениях в ценностной иерархии и появлении новых ориентиров или же видеть в современности прежде всего новые пути и формы реализации ценностей классических.

В первом случае речь идет о коренных переменах в отношении человека к миру, власти, свободе, долгу. Акцентируются тенденции перемещения внимания субъекта с духовной, интеллектуальной сферы на материальную, телесно-вещную, трансформации культа знания и просвещения в культ удовольствия и естественности, освобождения от стремления к идеалу в пользу прагматизма и утилитаризма, подмены творчества потреблением, жизни — игрой, реальных отношений — виртуальными [2]. В рамках второго из упомянутых подходов аксиологические эффекты информатизации (рассматриваемой в контексте процессов глобализации, возникновения общества риска, опасностей столкновения цивилизаций) включают осознание в качестве основополагающих принципов коммуникации свободу, ответственность, права человека; перспективы «согласования» нормативно-ценностного многообразия современного общества связываются с принципами справедливости, гуманности и толерантности [3].

Аксиологическому «измерению» компьютерных и телекоммуникационных технологий уделяют значительное внимание представители «компьютерной» этики — направления, сформировавшегося в середине 80-х годов в США. Дж. Мур, один из наиболее авторитетных ученых, работающих в этой области, исходит из предпосылки о существовании совокупности «стержневых человеческих ценностей», признаваемых в любом жизнеспособном обществе. Эту совокупность образуют такие ценности, как жизнь, здоровье, счастье, безопасность, ресурсы, возможности и знания [4]. Оценивая позицию Мура, можно обсуждать правомерность выбранного ограничения совокупности «стержневых» ценностей, оспаривать статус безопасности как ценности основной, а не производной (и вообще как ценности, а не условия существования и функ­ционирования системы). Можно сетовать по поводу того, что счастье — понятие слишком многозначное и по-разному видится разными людьми. Тем не менее следует признать, что определенность высказываний ученого, явно обозначающего принцип составления «стрежневой» совокупности — жизнеспособность общества — делает возможным предметное обсуждение. Примечательно, что философ из США включает в «список ценностей № 1» безопасность, однако в этом же списке не находится места для свободы. Последняя может рассматриваться как условие осуществления возможностей, что все же предполагает более низкий статус в ценностной иерархии. Вероятно, эта особенность, как и возведение ресурсов в ранг основной ценности, не в последнюю очередь обусловлена характером угроз — военных, террористических, экономических, экологических и других, осознаваемых человеком в конце XX — начале XXI века.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что к «стрежневым» ценностям не отнесены интеллект, разум или мыслительные способности человека. Пусть не в любом обществе разуму придается большое значение. И все же само наличие прилагательного «разумный» в обозначении вида существ, к которому мы принадлежим (“homo sapiens”) дает повод задуматься о том, будет ли жизнеспособным общество, где обязательность разума не признается вовсе, и будет ли оно обществом людей? А вот то, что в рассматриваемый список не включена такая ценность, как информация, выглядит вполне естественно, ибо выделение информации как ценности особого рода происходит лишь в XX веке и не было свойственно жизнеспособным обществам прошлого.

Высокий статус информации как одной из специфических ценностей современного общества не вызывает сомнений. Речь идет прежде всего о семантической (смысловой) информации, а не об информации в неживой природе и не о биологической информации. Слова «семантическая» и «смысловая» наделяются в данном контексте самым широким смыслом, охватывающим не только информацию, представленную в текстовой форме, но также изображения и звуки. Целям создания, хранения, переработки и передачи такой информации и служат в конечном счете инфокоммуникационные технологии, стремительное развитие которых открывает возможности, вчера еще казавшиеся невероятными, и порождает потребности, в недавнем прош­лом невообразимые.

Идеалом глобального информационного общества является совершенствование информационных технологий, их распространение по всему миру и расширение доступа к информационным ресурсам — прежде всего через компьютерные сети. Предельным случаем выступает состояние, когда любой человек, находящийся в любой точке земного шара (и даже за его пределами), в любой момент времени может получить необходимую ему информацию. Собственно, этот идеал и задает магистральное направление в движении к информационному обществу, а затем в совершенствовании такого общества и достижении им стадии зрелости. В подобном контексте информация видится как вещь, или квазивещь, которой одновременно может пользоваться сколь угодно большое число людей без всякого ущерба для нее самой, а развитие демократии рассматривается как направленное на обеспечение технических и организационных возможностей для доступа к такой ценной вещи, как информация.

Л. В. Баева, сопоставляя классическое ценности с современными, утверждает, что информация как ценность есть результат трансформации в новых условиях ценностей истины и знания [5]. Это суждение имеет веские основания. Его опровержению не служат даже концепции «общества знаний», пользующиеся все большим влиянием в последние годы. Знание как ключевое понятие подобных концепций существенно отличается от знания в классическом смысле хотя бы в силу тесной привязанности (а порой и сводимости) к технологическим, управленческим и финансовым контекстам. Нечто подобное происходит и с ценностным статусом интеллекта.

Сегодня все чаще говорят об интеллекте в рыночных контекстах. Большое значение придается «интеллектуализации бизнеса» и «организационному интеллекту». Признается ценность интеллектуальных ресурсов и интеллектуального потенциала как фактора получения экономической выгоды. Эти контексты, безусловно, важны и заслуживают того, чтобы найти отражение в философском осмыслении проблем интеллекта как проблем современного общества. И все же, если мы рассматриваем рынок как инструмент, не превращая его в идеологию и тем более в религию, следует учитывать комплексный характер проблемы интеллекта в современном обществе и быть готовыми к тому, что с развитием информационных технологий в этой проблеме будут обнаруживаться новые, порой неожиданные аспекты.

Ссылка на основную публикацию
Хороший принтер для школьника
Для ученика возможность распечатывать доклады, рефераты и иллюстрации для занятий в школе - совсем не лишняя. Школьнику в XXI веке...
Файл с расширением dav чем открыть
Файл формата DAV открывается специальными программами. Чтобы открыть данный формат, скачайте одну из предложенных программ. Чем открыть файл в формате...
Файл подкачки windows 7 на флешку
В прошлой статье рассказано, как определиться с оптимальным размером файла подкачки, что делать с SSD-дисками и как установить размер файла...
Хороший телефон с aliexpress
Обновлено 22.10.2019 На Алиэкспресс есть много разных производителей смартфонов. Даже есть такие международные бренды, как Apple. В этой подборке мы...
Adblock detector